Что такое кластер?

  • Успешное функционирование компаний, стремящихся к развитию через объединение и интеграцию.
  • Стратегическое партнерство власти, ВУЗов и предприятий кластера.
  • Наличие квалифицированных трудовых и других ресурсов в области фармацевтики и медицинской техники.

Нанобинт вместо антибиотиков

Новости о том, что томские ученые разработали уникальный ранозаживляющий материал, аналогов которому нет в мире, появлялись в СМИ на протяжении нескольких лет. А недавно прошла пресс-конференция, на которой сообщили: разработкой заинтересовалась крупная компания-дистрибьютор, готовится выход продукта на корейские, вьетнамские, индийские, европейские рынки. Надо заметить, что в атмосфере всеобщего «нанобума» у публики сформировалось довольно скептичное отношение ко всяческим «инно» и «нано». Однако любопытство победило, и мы решили выяснить: что же это на самом деле за повязки. Вдруг и вправду чудесные?

Оказалось, в копилке производителей «витаваллиса» — так решено было назвать материал, из которого сделаны повязки — за какой-то год собралось великое множество историй о больших и маленьких исцелениях.

— Самая лучшая проверка качества — собственный опыт, — рассказывает директор по маркетингу компании-производителя «Аквелит» Андрей Иноземцев. — Этим летом мы отдыхали с младшим сыном Иваном в Анапе. Восьмилетний пацан, бегает много, бьется часто. Поранился глубоко, там, где надкостница — на ней даже небольшие ранки очень болезненны. Крики, слезы: «Папа, жуткая рана!» А у меня повязка всегда с собой. Взял, оторвал кусочек, прилепил. Идем домой, сын мне говорит: «Папа, да это чудо-тряпочка какая-то!» Кровь остановилась, боль прошла.

Повязки действительно обладают целым набором качеств: кровеостанавливащие, противовоспалительные, обезболивающие, ранозаживляющие. А самое интересное, что они действительно «нано».

— Принцип, который используется нами, не замечен ни у кого из конкурентов, — говорит Андрей Иноземцев. — Есть такое вещество — оксигидроксид алюминия. Заниматься его свойствами начали еще в 60-е годы. Выяснилось, что сверхмелкие порошки металлов могут притягивать тяжелые металлы и органические вещества. В то время все остановилось на уровне теоретических разработок, но в 2000-х томские ученые вернулись к этой теме.

— Частички оксигидрооксида алюминия выглядят, как густые трехмерные снежинки — шарики со множеством торчащих во все стороны «веточек»,- рассказывает Андрей Иноземцев. — На их кончики и налипают микроорганизмы — за счет того, что группы -ОН имеют положительный заряд. А у микроорганизмов заряд отрицательный. Чтобы не происходило размножения уже абсорбированных микробов, повязки пропитывают очень слабым раствором коллоидного серебра. На рану он не воздействует, только на уже «захваченную» микрофлору.

Звучит интересно, но так ли действенно? Ведь одно дело — справиться с маленькой царапиной и совсем другое — с тяжелыми ожогами и язвами.

— Наши пациенты — особенные. Они получают лучевую и химиотерапию, от этого иммунитет ослабевает, любые повреждения заживают очень плохо, — рассказывает Анна Богоутдинова, врач НИИ онкологии. — А ведь эти люди зачастую переносят большие операции, иногда и пластику. Часть повязок нам предоставила фирма для апробации, часть больные покупали сами. Всего у нас их использовали около 20 человек — учитывая, что наши больные лечатся долго, это довольно много. Результаты оценивали каждые несколько дней — и очень довольны. Рана заживает быстрее, пациентов не мучают боли, воспаление, неприятный запах. Все это помогает создать комфортные условия, поднять качество жизни, которое так важно для онкобольных.

— Одна из серьезнейших проблем, которая сегодня стоит перед людьми, — опасность снова оказаться в допенницилиновой эпохе, — считает председатель томского научного центра СО РАН Сергей Псахье. — На сегодня по официальным данным ВОЗ ко всем антибиотикам существуют резистентные штаммы вирусов и бактерий. Разрабатывать новые антибиотики становится экономически нецелесообразно, поэтому одной из важнейших задач науки стал уход от химического подхода в борьбе с патогенными микроорганизмами. И вот для поверхностных инфекций эта проблема решена, разработан физический подход — за счет локального электростатического поля. Причем не где-нибудь, а у нас, в Томске.

— Что самое интересное, народ вообще применяет повязки там, где мы и не предполагали, — отмечает Андрей Иноземцев. — Изначально считалось, что лучшее место для «витаваллиса» — серьезные раны. Трофические, гнойные, послеоперационные. А люди их начали применять в самых неожиданных случаях.

Сейчас повязки применяются практически при любых поверхностных повреждениях — начиная от царапин и заканчивая герпесом. Оказалось, что они отлично помогают при повреждениях груди у кормящих матерей — химические вещества в этом случаях использовать нежелательно, а у «витаваллиса» никакой химии и нет. Кроме того, его можно применять на слизистых оболочках — например, при пародонтите, стоматите.

Следующая задача, которая стоит перед компанией — удешевление производства. Нужно подобрать такой материал, который позволит снизить цену и при этом сохранить эффективность повязок. Прогресс в этом направлении уже есть. Став дешевле, считает директор по маркентингу, продукт сможет выйти на неразвитые рынки — в частности, в Юго-Восточную Азию.

— Вот, например, Индия. Там очень дешевая жизнь и ужасающая бедность, — рассказывает Андрей Иноземцев. — Из-за климата и острой пищи у населения очень высок риск развития диабета, который на поздних стадиях приводит к синдрому «диабетической стопы» — потере функциональности периферийной нервной системы и обмена веществ. При этом синдроме даже самые маленькие ранки могут заживать месяцами, а поцарапанный палец может закончиться ампутацией всей ноги. Кроме того, в Индии очень распространена проказа. Все эти проблемы там решаются просто: никак. Люди живут с ними, потом умирают. Здравоохранения как такового нет.

До этого момента мы говорили о новых технологиях и о бизнесе. Но у «Аквелита», как оказывается, есть и еще одно важное направление деятельности — благотворительность.

— Мы работаем с домами престарелых, начинаем сотрудничать с международным «Красным Крестом». Я сам раздаю повязки тем, кто не может позволить себе их купить. Люди звонят, благодарят, рассказывают, что ничего не помогало, а «витаваллис» — помог. Это здорово, — делится Андрей Иноземцев. — Недавно нам предложили принять участие в большой акции, которая пройдет в феврале в Калькутте. Это место, где локально проживают люди, страдающие проказой. Совместно с нами там участвуют международный и европейский «Красный Крест», московские добровольцы. Мы повезем туда большое количество повязок, постараемся помочь. Конечно, это неплохой пиар. Но с другой стороны, любой бизнес должен быть социально ответственным. Нельзя зарабатывать деньги только для себя, ведь, как говорится, у гробов карманов нет. В молодости хочется зарабатывать больше и больше. А повидав достаточно людских мучений, начинаешь думать, что устраивая собственную жизнь, нужно думать и других.

Марья Миненкова

Источник: «ВТомске»

 

Статьи